Archive for Октябрь 2016

Хочу жить (53 день)

Сенокосная изба. Лодьма.
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
53 «… однако, мои годы напоминают мне, что свечечка моей жизни уже догорает, только маленько подымит и все исчезнет; мы должны помнить, что эта наша жизнь очень скоротечная и подготовка к будущей вечной жизни». (ПВС письмо 16; 1946 г.)

Никто на земле не любит жизнь так, как мы, — люди зависимые. И никто на земле не стремиться ее прекратить так, как мы это делаем. Делая все, чтобы убить себя, мы однако-же боимся смерти. Не желая жить в страданиях и мечтая о скорейшей смерти мы на самом деле не хотим умирать. Уносясь в своих мечтах в будущее и проваливаясь в прошлое, мы абсолютно не способны жить здесь и сейчас, отчего наше настоящее становится тоскливым и скучным. И тогда наша зависимость становиться единственным средством, помогающим нам не возвращаться в унылое настоящее с его болью, страхом, виной и страданиями.

Теперь мы узнали, что за долгие годы тренировок в послушании бесам через наши помыслы, мы не научились жить в данный момент времени – здесь и сейчас. Теперь мы верим, что только этот момент, и это мгновение называется жизнью и Бог дает нам возможность научиться этой жизни, которая является отражением жизни Вечной, где нет прошлого и будущего, но единственное сейчас с Богом. Теперь мы осознаем, что будущего не существует также, как не существует и прошлого, и что ни в мечтах о прошлом, ни в фантазиях о будущем возможно жить, но только здесь и сейчас.

Боже, научи нас ценить свое время и свою жизнь.

Хочу жить (52 день)

Поход на урочище Титово
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
52 «Я написал, что буква убивает дух, но надо понимать намерение слов: буква убивает того, кто останавливается на ней, и смотрит на нее как на добродетель, а не как на пособие к добродетели». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

Посещая богослужения, участвуя в Таинствах, стараясь выглядеть достойными верующими людьми, многие из нас не могли прийти к необходимой решимости всецело доверять Богу, и просить Его о даровании нам мудрости, рассудительности, и смирения в поиске наставника и руководителя. Мы более мечтали о своей праведности через исполнение буквы Закона. Не получая свободы от своей зависимости, мы постепенно охладевали и уходили «в заморозку» нечувствия, становясь все менее восприимчивыми к чужому горю и чужой радости.

Теперь нам известно, что буква Закона нас не спасает, но только Бог Своей благодатью. Теперь нам известно, что, помимо знания и веры, необходимы еще дела, которые проявляются в честной, открытой и доверительной помощи ближним.

Боже, помоги нам не только знать Твое Слово, но и исполнять Его.

Хочу жить (51 день)

Дорога Талаги
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
51 «Очень я доволен и рад, что Господь судил мне жизнь проводить в стенах монастыря». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

Весь наш ум, вся наша душа, все наше естество отравлено ядом нашей болезни. По причине долгого употребления мы перестали духовно развиваться, при этом постепенно деградируя и разрушаясь. Как люди зависимые, мы совершенно не умеем выстраивать наши отношения с окружающими нас людьми, родными, ближними, дальними, знакомыми и друзьями. Каждый раз, когда мы пытались быть добрыми и любвеобильными, мы становились невыносимыми тиранами и деспотами.

Теперь мы знаем, что научиться общению и взаимодействию мы можем благодаря единым по духу, таких же страждущим и выздоравливающим зависимым братьям, и сестрам. Теперь мы понимаем, что только тот, кто сам в свою очередь потерпел страдания ада своей болезни, может помочь такому-же страждущему как он. Теперь мы верим, что наша группа, община, братство, это милость Божия к нам, — тот спасательный круг, который Бог подает нам научая нас смирению, милосердию и духовной мудрости.

Боже, научи нас единству.

Хочу жить (50 день)

Переднее Семиозеро
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
50 «Но не отчаиваюсь, верую в Божие милосердие и стремлюсь к нему по силе моей». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

Проживая короткие периоды ремиссии, мы часто входили в состояние неразумной ревности настолько, что начинали поститься без меры, носить «вериги» и «власяницы», молясь по четкам так, как не молились ни один из великих святых. Уклоняясь в сторону внешнего исполнения обязанностей верующего человека, мы немало терроризировали окружающих нас «заблудших» людей понуждая их исполнять то, чего и малой доли не могли понести сами. Видя чьи-то «недостатки» и «грехи», мы становились невыносимыми занудами цепляясь за каждую мелочь, не давая жить другим, проявляя себя жестокими и немилосердными также, каким мы себе представляли и Бога в отношении к нам – грозным судьей, и немилосердно-жестоким мстителем за наши грехи.

Теперь мы осознаем, что грозными, немилосердными, и жестокими мы можем быть только в отношении собственной зависимости. Теперь мы понимаем, что наши постоянные поражения в борьбе с зависимостью связаны исключительно с ее непобедимостью нами, но не Богом. Теперь мы верим, что Бог начнет освобождать нас от рабства нашей болезни тогда, когда мы начнем учиться милосердию, снисходительности, доброте к тем, кто еще не встал на путь духовного совершенствования, но желает этого, помогая им, при необходимости, по силе наших возможностей.

Боже, дай нам сердце милующее.

Хочу жить (49 день)

Семиозерье морошка
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
49 «А без руководства живущий – по Лествичнику – «не надежный», ибо он кичится…». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

Прилагая старания к тому, чтобы как-то преодолеть в себе чувства собственной неполноценности, ущербности, бессилия, мы выбирали не самый лучший способ – гордясь и кичась какими-либо познаниями в самых разных областях жизни перед другими. При этом мы сталкивались с внутренним «раздраем», — боясь негативной оценки, и одновременно желая получить ее в похвале и восхищении. Нахватавшись азов знания о своей зависимости, мы, нередко пренебрегая советами более опытных, нарушая границы своей безопасности принимались «учить», «вразумлять» и «исправлять» окружающих, нанося тем-самым немалый вред себе и тем, кому по самости пытались помочь. Если же приходила мысль о поиске духовного наставника и руководителя для себя, то по своему неразумию, нередко, мы искали «льстецов и ласкателей слуха», совершенно не разбираясь в том, в чём же состоит духовная мудрость и руководство к ней.

Теперь мы поверили, что как Бог являет Свою волю через окружающих нас людей, так же точно Он указывает и тех, кто может нам помочь на пути духовного совершенствования. Теперь мы верим, что в среде наших страждущих братьев и сестер, единых по духу, даже слесарь может учить священника, а БОМЖ академика жить в трезвомыслии и праведности.

Боже, дай нам духовного наставника какого Ты Сам желаешь дать.

Хочу жить (48 день)

Талаги закат
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
48 «Св. Петр Дамаскин говорит о себе: «Много я получил вреда от неопытных советников». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

В тяжелых переживаниях, в тревоге, подозрительности, обиде и злости мы искали тех, кто мог бы нам помочь. И, если, как мы думали, мы находили таковых среди людей трезвенных, то к нашему разочарованию, они не могли нам передать свою трезвость, а их советы часто приводили нас к ошибкам и новым скорбям. Ища со стороны независимых помощь в виде «вразумлений» и «назиданий», выслушивая многочисленные укоры со стороны людей свободных от нашей болезни, мы не получали того, чего просили и, по привычке, решали свои проблемы обычным для нас способом – в очередной раз погружаясь в ад беспамятства.

Теперь мы знаем, что не всякому совету можно следовать. Теперь мы понимаем, что чья-либо трезвая жизнь не является добродетелью самой по себе, и примером для подражания, просто потому, что человек не грешит как мы. Теперь нам открылось, что только такой же как мы зависимый, но выздоравливающий человек, вставший на путь духовного совершенствования может помочь нам в нашей болезни.

Боже, дай нам мудрость и рассудительность.

Хочу жить (47 день)

Переднее Семиозеро
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
47 «В данное время мы лишены этого блага жить под руководством опытного старца в духовной жизни. Руководитель должен указывать дорогу, по которой сам шел…». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

«Падая», и «срываясь» в пропасть болезни и зависимости, в редкие минуты просветления нашего разума, мы из своих сердец вопили к Богу: «За что?». Переживая нападение страхов и боли, мы недоумевали: «почему Бог нас оставил?», и «для чего нам мучатся?». Видя других, не переживающих подобные ужасы зависимости, какие переживаем мы, нам было больно, и наша вера в Милующего и Сострадающего Бога колебалась и подвергалась сомнению.

Теперь нам открылось, что, пройдя «все круги ада» нашей зависимости, пережив небытие и коснувшись леденящего ужаса близкой смерти, а также непобедимой и всесильной власти над нами нашей болезни, Бог желает доверить нам великую миссию помогать и служить страждущим как мы. Теперь мы поняли, что только нам Бог может дать то, чего и малой доли не сможет на себе понести самый праведный трезвенник просто потому, что он не знает, что такое ад на земле. Теперь мы верим, что, пройдя искушение «падениями» и «срывами», Бог дает нам Свой Дар помогать «падающим» и «срывающимся» так же, как помогли в свое время и нам.

Боже, дай нам веру и духовную крепость.

Хочу жить (46 день)

Небо Семиозерлаг
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
46 «Ты пишешь, что я взялся учить тебя уму-разуму. Но не так; как же я могу учить других, когда сам иду ощупью и спотыкаюсь, а если ведет слепец слепца, оба упадут в яму». (ПВС письмо 15; 1946 г.)

Мы, люди больные и зависимые, очень легко начинаем приписывать в свои заслуги то, что на самом деле нам не принадлежит. Видя чудеса чьего-либо выздоровления, наблюдая за тем, как меняется жизнь тех, кому мы оказываем помощь, участвуя в преображении их ума, мы рискуем чрезмерно возомнить о себе и своих способностях, что, как само-собой разумеющееся, может стать продолжением нашего прервавшегося, по милости Божией, падения в преисподнюю.

Теперь мы понимаем, что то, что мы делаем доброго для окружающих нас людей, на самом деле нам не принадлежит. Теперь мы верим, что всякое наше доброе дело, не принадлежа нам – милость Божия к нам и тем, кому через нас Бог творит эту милость. Теперь мы осознаем, что мы можем избежать гордыни за делаемое нами добро, так как оно принадлежит исключительно Богу, и также, мы можем избежать уныния от неспособности творить это добро самим, так как утешаемся осознанием того, что Бог избрал именно нас Своим инструментом в деле спасения страждущих как мы людей.

Боже, открой наш ум к разумению Твоей Мудрости.

Хочу жить (45 день)

Переднее Семиозеро
ДЕНЬ ЗАПИСЬ
45 «Советую тебе, не торопись выходить из санатория, отдохни хорошенько, помоги и храни тебя Господь». (ПВС письмо 14; 1946 г.)

Встав на путь выздоровления, мы иногда слышим скорбные, не радостные новости о том, как кто-то отпал от Церкви, начал «пить», или «колоться», как кто-то «сгорел на работе», или стал проводить нерадивую жизнь погибающего человека увлекаясь чем-либо сверх меры, или как кто-то перестал посещать наши собрания и общаться с нами. С какой болью это отзывалось в нашем сердце, и какой слабой и не основательной тогда нам казалась наша собственная трезвость.

Теперь мы понимаем, что, как больные и зависимые люди, мы не должны стремиться добиться всего в короткие сроки и сделать это идеально без единой ошибки. Теперь мы осознали, что, идя по пути духовного совершенствования, Бог ведет нас к выздоровлению постепенно и неспешно, давая нам возможность остановиться, отдохнуть и, возможно, даже несколько отступить назад на сложных «поворотах» нашей жизни. Теперь мы верим, что наш Бог и Творец – не жестокий надсмотрщик, требующий от нас святости, и безошибочности там, где они совсем не требуются, но что Он, как любящий Отец, позволяет нам совершить ошибку и, подавая Свою руку, помогает нам вновь встать на ноги, и неспешно продолжить свой путь.

Боже, сохрани нас от спешки и нерешительности.

Быть собой — психология безысходности

Останки барака

Останки барака

Недавно прочитал у одного из пользователей популярной социальной сети следующее высказывание: «Будьте счастливы. Будьте радостными. Будьте собой». Данные тезисы были бы спорными, если бы не развёрнутый комментарий самого пользователя к собственным словам, с которым я согласен отчасти. Но, уж если в самих утверждениях идёт обращение ко всем, а соответственно и ко мне, обозначенном в призывах «будьте», попробую переосмыслить данные «повеления».

Read more